• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Цитаты (список заголовков)
22:39 

Love Story

Нью-Йорк, золотые и бурные шестидесятые, одно из крупных и ведущих издательств «Харпер энд Роу», проход рукописей огромный, водопад самотека, какой-то мужик оставил пакет секретарше на приемке и отъехал; зарегистрировали, дали читку, отказная рецензия в потоке, отправить обратно — а где адрес? Нету адреса; кинули к штабелю подобных же и забыли. Естественно.
И вот как-то директор выходит на ланч — и видит, что секретарша поспешно задвигает ящик своего стола, и глазки у нее красные. Ну, мало ли поводов для переживаний у молодой девушки.
Возвращается через сорок минут: секретарша поспешно захлопывает ящик стола, и глазки у нее припухшие.
Конец дня: секретарша задвигает свой ящик, сморкается и пудрит носик, щечки, промокает глазки. Да что там у нее за письмо от соблазнителя?..
— Крошка, — отечески обнимает ее за плечи добрый босс, — какой негодяй посмел испортить тебе настроение? Не переживай из-за идиота, ты наверняка стоишь лучшего парня, если этот не сумел тебя оценить!
— Да нет, — всхлипывает секретарша, — это я тут просто… читала…
— Что читала?! — с профессиональной ревностью делает стойку директор. — Наша книга?
— Да нет… нет, сэр, это вообще не книга… еще.
— А что? Ну-ка покажи мне быстренько!
И она достает из ящика нетолстую замусоленную рукопись.
— Где ты ее раскопала?
— Мне девочки из отдела рецензий дали…
Директор берет рукопись домой, листает перед сном, хмыкает и засыпает: явная чушь.
Назавтра возвращается с работы — у жены глаза на мокром месте.
— Боже мой, Молли, что случилось? Что-нибудь сломалось, или опять звонила сестра?
— Нет, все в порядке… простоя тут прочла рукопись, которую ты вчера привез…
Директор разевает рот, трет лоб, разводит руками, соображает. Звонит своему главному редактору:
— Слушай, Билл, тут такая вот ерунда. Полгода назад Хью отшиб одну рукопись. Ты его знаешь — там с нюхом все всегда в порядке было. Она без адреса вдобавок, и пошла гулять: у меня секретарша хлюпает носом. Я взглянул — полная лажа. А жена рыдает! Ты не посмотришь?
Через сутки ему звонит домой главный редактор — прочел вне плана и рабочего времени также:
— Знаешь, — говорит, — я тоже ни хрена не понимаю. Белиберда полная, кисель из соплей. А жена прослезилась! Ты что-нибудь понимаешь? Я – нет.
— Ну что, — говорит директор, — испробуем шлепнуть?
— Пролетим, — говорит главный редактор. — Но попробовать забавно.
Месяц искали по рукописи автора. Тридцатилетний хирург, хорошая практика, ездит на «порше», думать он забыл про свой литературный экзерсис.
Так вышла «История любви», она же «Лав стори», и доктор Эрик Сигал стал звездой мировой величины. И два лимона за уступку прав Голливуду, и суперхит Френсиса Лея, и «Оскары», и сладкая жизнь. Медицину он бросил — литература показалась приятней и доходней. Но, опять же, такая удача не приходит дважды.


Михаил Веллер, «Версия дебюта»


К чему это я тут цитирую?
Да вот, посмотрела только что эту самую Love Story. А десять лет назад даже читала. Эффект в обоих случаях одинаковый — как у той секретарши. :) При том, что мнение мое совершенно совпадает с мнением директора и редактора.

И что бы это значило? :) ;)

@темы: Книги, Кино, Цитаты

12:33 

Красная Шапочка.
Шуточный экспромт.
Автор — Елена Серебрянная.
Потырено из 12-го номера журнала «Смена» за 2003 год.

Как одну из любимых сказок про Красную Шапочку рассказали бы известные писатели.

Эдгар По:
На опушке старого, мрачного, обвитого в таинственно-жесткую вуаль леса, над которым носились темные облака зловещих испарений и будто слышался фатальный звук оков, в мистическом ужасе жила Красная Шапочка.

Эрнест Хэмингуэй:
Мать вошла, она поставила на стол кошелку. В кошелке было молоко, белый хлеб и яйца.
— Вот, — сказала мать.
— Что? — спросила ее Красная Шапочка.
— Вот это, — сказала мать, — отнесешь своей бабушке.
— Ладно, — сказала Красная Шапочка.
— И смотри в оба, — сказала мать. — Волк.
— Да.
Мать смотрела, как ее дочь, которую все называли Красной Шапочкой, потому что она всегда ходила в красной шапочке, вышла, и, глядя на свою уходящую дочь, подумала, что очень опасно пускать ее одну в лес; и, кроме того, она подумала, что Волк снова стал там появляться; и, подумав это, она почувствовала, что начинает тревожиться.

Ги де Мопассан:
Волк ее встретил. Он осмотрел ее тем особенным взглядом, который опытный парижский развратник бросает на провинциальную кокетку, которая все еще старается выдать себя за невинную. Но он верит в ее невинность не более ее самой и будто видит уже, как она раздевается, как ее юбки падают одна за другой и она остается только в рубахе, под которой очерчиваются сладостные формы ее тела.

Виктор Гюго:
Красная Шапочка задрожала. Она была одна. Она была одна, как иголка в пустыне, как песчинка среди звезд, как гладиатор среди ядовитых змей, как сомнамбула в печке…

Джек Лондон:
Но она была достойной дочерью своей расы; в ее жилах текла сильная кровь белых покорителей Севера. Поэтому, и не моргнув глазом, она бросилась на Волка, нанесла ему сокрушительный удар и сразу же подкрепила его одним классическим апперкотом. Волк в страхе побежал. Она смотрела ему вслед, улыбаясь своей очаровательной женственной улыбкой.

Ярослав Гашек:
— Эх, и что же я наделал? — бормотал Волк, прихлебывая пиво. — Одним словом, обделался.

Оноре де Бальзак:
Волк достиг домика бабушки и постучал в дверь. Эта дверь была сделана в середине XVII века неизвестным мастером. Он вырезал ее из модного в те времена канадского дуба, придал ей классическую форму и повесил ее на железные петли, которые в свое время, может быть, и были хороши, но сейчас ужасно скрипели. На двери не было никаких орнаментов и узоров, только в правом нижнем углу виднелась одна царапина, о которой говорили, что ее сделал собственной шпорой Селестен де Шавард — фаворит Марии Антуанетты и двоюродный брат по материнской линии бабушкиного дедушки Красной Шапочки. В остальном же дверь была обыкновенной, ничем не примечательной, и поэтому не следует останавливаться на ней более подробно.

Оскар Уайльд:
Волк. Извините, вы не знаете моего имени, но…
Бабушка. О, не имеет значения. В современном обществе добрым именем пользуется тот, кто его имеет. Чем могу служить?
Волк. Видите ли… Очень сожалею, но я пришел, чтобы вас съесть.
Бабушка. Как это мило. Вы очень остроумный джентельмен.
Волк. Но я говорю серьезно.
Бабушка. И это придает особый блеск вашему остроумию.
Волк. Я рад, что вы не относитесь серьезно к факту, который я только что вам сообщил.
Бабушка. Нынче относиться серьезно к серьезным вещам — это проявление дурного вкуса.
Волк. А к чему мы должны относиться серьезно?
Бабушка. Разумеется к глупостям. Но вы невыносимы.
Волк. Когда же Волк бывает несносным?
Бабушка. Когда надоедает вопросами.
Волк. А женщина?
Бабушка. Когда никто не может поставить ее на место.
Волк. Вы очень строги к себе.
Бабушка. Рассчитываю на вашу скромность.
Волк. Можете верить. Я не скажу никому ни слова. (Съедает ее)
Бабушка. (Из брюха Волка). Жалко, что вы поспешили. Я только что собиралась рассказать вам одну поучительную историю.

Эрих Мария Ремарк:
— Иди ко мне, — сказал Волк.
Красная Шапочка нашла две рюмки коньяка и села к нему на кровать. Они вдыхали знакомый аромат коньяка. В этом коньяке была тоска и усталость — тоска и усталость гаснущих сумерек. Коньяк был самой жизнью.
— Кончено, — сказала она. — Нам не на что надеяться. У меня нет будущего.
Волк молчал. Он был с ней согласен.

@темы: Книги, Паноптикум, Цитаты

20:39 

Советский инстинкт

Эссе Леонида Каганова http://lleo.aha.ru/

читать дальше

Потрясающе. Про сдирание пленок с часов - очень актуально. Муж купил цифровой фотоаппарат и с экранчика пленку специально не снимает. :-D Хомо советикус.

@темы: Паноптикум, Цитаты

22:59 

Подвиг переводчика

Когда-то, больше 10 лет назад, мне попался спецвыпуск "Студенческого меридиана"... Вот с тех пор и растащила на цитаты крохотный текстик. Это одна из литературных миниатюр Джона Леннона.

Происшествие, происшедшее с миссом Дафилд
Среди многих скучаев в моей заливной книжке примечательна запись о даже дливом дне, что стоял в городке Гастроно графства Вшир в конце Кошмарта одна тысяча восемьсот девяносто второго года. Мы сид ели за обедом, как вдруг Шерлок Хамс получает телемаму. Он смолчал, но я заметил, что брови его нахмырились, лицо поселезнело. Сглотив кекст, он оборотился ко мне, хитро дядя прищученными глазами.
"Комплементарно, Ваксон, - резко икнул он. - Угадайте-ка, кто сбежал из замоключения?"
Я принялся вспоминать всех предстатников, недавно сбежавших или сбежавших из-за решки.
"Эрик Морли?" - Он помысал головой.
"Оксо Витни?" - пред лажил я. Никаких реакция.
"Риго Харгрейвх?"
"Нет, Навигатсон, не угадалее! Оксо Витни, вот кто!" - крикнул он мне на другую сторону улицы, хотя я был на этой.
"Хамс, как Вы догадались?" - подраженно шепнул я.
"Алиментарно, Позватсон!"
В этот фермент в тверь постучал высокий, странно худой, высокий странный человек.
"Ухватсон, это он!"
"Хамс, ради дога объясните, откуда Вы знаете", - ухнул я, падая со стула в кресло.
"Ориентально, Кваксон", - брыкнул Хамс, выстукивая трупку о костыль. И тут в комнату ввалился - кто бы Вы думали? - Оксо Витни собственной перцовой.
Хамс попал в дочку.

Не знаю, как это выглядит на английском. Но так перевести...

@темы: Sherlock Holmes, Веселое, Лингвистическое, Цитаты

18:08 

Шендевры

Сижу читаю свежекупленного Шендеровича. Некоторые миниатюры - как комменты к недавним размышлениям. :)

Нимфа
Гамлет. Чего там у нас с текстом?
Суфлер. «Офелия! О нимфа!»
Гамлет. Кто?
Суфлер. Что?
Гамлет. Кто нимфа?
Суфлер. Офелия.
Гамлет. Мы чего играем?
Суфлер. «Гамлета».
Гамлет. Погоди, а «Поросята»?..
Суфлер. «Поросята» были с утра.
Гамлет. Сейчас что, вечер, что ли?
Суфлер. Ну.
Гамлет. С ума сойти, как летит время!

Смерть атеиста
Пичугин (грозя в небо кулаком). У-у-у!
Господь (посылая молнию). Бац!
Молния (попадая в Пичугина). Хрясь!
Пичугин (чернея на глазах). Ну надо же!

читать дальше

@темы: Книги, Паноптикум, Цитаты

Pensieve

главная