00:30 

Sherlock, 3 сезон: Одежда, костюмы, кальки и предзнаменования

Tenar
Еще один перевод.
Эта статья была написана сразу после выхода «Знака трех», за неделю до окончания третьего сезона. Специально не вношу в нее никаких корректив, лучше просто потом от себя добавлю.


Одежда, костюмы, кальки и предзнаменования

Оригинал здесь.

В основном это детальный разбор того, как мной была воспринята беседа между майором Шолто и Шерлоком Холмсом; почему они схожи даже больше, чем кажется на первый взгляд и почему я думаю, что Шерлок опять окажется очень близко к смерти, и он это принимает.
Давайте начнем с начала. Майор Шолто сидит в своей комнате, он знает, что может умереть и что кто-то хочет забрать его жизнь. Шерлок, Мэри и Джон стоят за дверями его запертой спальни и пытаются его урезонить.
Шерлок был в похожей ситуации раньше. На крыше Бартса.
Первое, что говорит майор Шолто после того, как выслушал шерлоковы дедуктивные выкладки, и есть то, в чем (по моему мнению) и заключается основная параллель между ним и Шерлоком, не выразимая словами, намного большая, чем просто близость к Джону Уотсону.

Шолто: Значит… меня убьет собственная форма. Как закономерно.

Ирония вполне уместна: он солдат, он уже однажды почти умер в своей форме, он живет отшельником из-за чего-то, что случилось тогда, когда он носил форму, и как бы он ни пытался убежать от своего прошлого, оно настигает его, неизбежное, как смерть, хотя никакой войны уже нет.
Сцена развивается дальше. Мэри уговаривает Шолто, зная, что он теперь может сделать.

Мэри: Он раскрыл дело, майор, откройте дверь. Уговор есть уговор.
Шолто: А ведь у меня даже и не должно быть формы, мне дали специальное разрешение ее оставить.


Вот где-то в этом месте я вгляделась в то, о чем еще может идти речь. Первое, что сразу же пришло на ум, было шерлоково пальто. Он «умер», и ему вернули пальто после его возвращения.
Однако если эти слова имеют отношение и к Шерлоку, то не думаю, что речь здесь идет исключительно о его пальто. Думаю, речь идет обо всем. Его дружбе с Джоном, о Бейкер-стрит 221B, миссис Хадсон, Молли, Лестрейде. Думаю, для Шерлока, который знает, что после всего им сделанного то, что он смог вернуться к своей прежней жизни, преодолев лишь незначительное сопротивление в силу «особых обстоятельств», это является чем-то довольно поразительным, чем-то, что по здравом размышлении не должно было произойти. В мире Шерлока «специальное разрешение» ему дали его друзья, а «форма» — это его прежняя жизнь, и он знает, что не очень-то ее заслуживает из-за той боли, которую причинил.
(Прим. переводчика: Эти слова вполне справедливы, но только на момент действия второй серии, на момент этого разговора через дверь. На момент первой серии третьего сезона это совершенно не так. В первой серии Шерлок ничего этого совершенно не осознает и не понимает. У него было полгода, чтобы кое-что понять. Но про это подробнее потом, в другой раз.)
Меня хлебом не корми — дай посмотреть на хороший костюм, я целую диссертацию написала о Яни Темиме (художник по костюмам в фильмах о Гарри Поттере) и ее работе над ГП. Каждая деталь одежды в хорошо сделанном фильме или сериале тщательно продумана до последней нитки. Одна только одежда рассказывает историю, которую, возможно, не расскажешь словами, и, без всякого сомнения, выбор одежды в «Шерлоке» имеет огромное значение с самого начала.
Одежда была использована в сериале как рабочий инструмент (см. «Скандал в Белгравии»), временами она становилась определенным фасадом для персонажей, который они сознательно себе выбрали (Шерлок делает это постоянно, Ирэн тоже так делала, и Мориарти тоже). Авторы практически кричали об этом на протяжении двух сезонов. Теперь использование одежды переходит из материального состояния в подтекст. Скрытое, уходящее в подсознание повествование, лежащее под основным текстом. И получилось у них нечто прекрасное и душераздирающее.

Шолто: …Я не смог бы жить без формы. Полагаю, учитывая обстоятельства, и не придется.

Для меня форма Шерлока — это его пальто. Он никогда не отправляется на место преступления без него, и, честно говоря, я не думаю, что это потому, что рядом с мертвыми становится как-то холоднее. Шерлок на месте преступления — это другой Шерлок, не тот, который сидит дома и смотрит реалити-шоу по телевизору. Он делает свою работу, и он никогда не выходит из дому без своего пальто. Точно так же и охранник не отправится на работу без своей формы, и солдат не отправится на поле боя без своего обмундирования.
Ирэн Адлер надевает свой «боевой наряд», чтобы встретить Шерлока и сыграть роль.


Кейт: Что ты собираешься надеть?
Ирэн: Мой боевой наряд.


Когда Шерлок готовится к встрече с Ирэн, он делает совершенно то же самое.

Джон: Что ты делаешь?
Шерлок: Готовлюсь к битве, Джон, и мне нужны правильные доспехи.


Мысль о том, что одежда в «Шерлоке» используется в качестве одной из форм защиты, «брони», «доспехов», фактически была брошена нам, как мокрая рыбина.
Шерлок, собирающийся на свадьбу Джона, стоит перед своим костюмом и говорит: «Ну что же, в бой».



А потом сцена переключается на майора Шолто, надевающего свою форму, словно собирающегося в бой.





Настоящая «броня» Шерлока, его форма — это его пальто.
Даже перед тем, как представиться Джону, он сначала надевает пальто.





Мы можем понять, когда он Шерлок, просто по его пальто, мы можем понять, что он Шерлок, по его пальто, и Шерлок знает, что он Шерлок, по его пальто, и ему необходимо было это заверение, когда он вернулся.
Когда Шерлок надевает это пальто, он становится «Шерлоком Холмсом, великим детективом», у него есть роль, которую нужно сыграть, и работа, которую нужно сделать. Фанаты согласились, что странно было бы видеть его без пальто, и часто люди заявляют, что он был бы не он без пальто. Может, это и в самом деле так.
Вот почему то, что сказал майор Шолто, слегка меня убило.

Шолто: …Я не смог бы жить без формы. Полагаю, учитывая обстоятельства, и не придется.

По-моему, Шерлок думал совершенно то же самое, и знает, что слишком поздно еще до того, как ему придется с этим столкнуться лицом к лицу.
Полагаю, Шерлок не хочет знать, на что походит жизнь без защитного слоя ткани и бравады. Он боится. Он уже попробовал это один раз с Мориарти. Его пальто — это его уверенность, оно хранит воспоминания, которые нельзя удалять. Его пальто обозначает «Великого Шерлока Холмса», которым он стремиться продолжать быть после двух лет наедине с собой. Он возвращается к себе, к прежней версии себя. Но надевает на себя это «пальто» — а оно ему уже больше не подходит… это весьма душераздирающе.
Шерлока не было два года. Он еще только привыкает к тому, как сильно он изменился и как изменились окружающие его люди. Он знает, что одинок, знает, что всё изменилось, возможно даже пугающе изменилось. Я уже говорила, что по-моему, Шерлок думает, что собирается умереть, и принимает это. Полагаю, он знает и потому избегает размышлять о том, на что будет походить его жизнь после того, как он наконец приспособится к изменениям, приспособится к жизни без пальто, без личины, и сосредоточится на самом Шерлоке. Если Шерлок действительно собирается умереть, он не узнает о том, какой будет его жизнь в будущем, и «учитывая обстоятельства, ему и не придется».

Майор Шолто отбрасывает на кровать пистолет, который держал в руке, и готов встретить смерть.

Где мы видели что-то подобное прежде? Когда кто-то перед лицом смерти отбрасывает нечто, что можно использовать для того, чтобы причинить другим боль?



Это специально было сделано. Определенно. Это так похоже на эту сцену, что возвращает всю боль от «Рейхенбаха», и мне пришлось сделать паузу и немного продышаться.
Думаю, вся эта серия была выстроена так, чтобы показать нам, что именно Шерлок чувствовал и чувствует, и подготовить к тому, что еще будет. Не думаю, что смысловым центром в этой серии была свадьба — думаю, это был лишь способ провести нас через сложный лабиринт подсознания Шерлока, используя Шолто в качестве транспортного средства.
Шолто — калька эмоций Шерлока в первом, втором и третьем сезонах. Его шрамы — это отражение тех шрамов, которые у Шерлока мы увидеть не можем. При помощи Шолто, нажимая на кнопки узнавания, нам указывают на нечто существенное: оружие, отброшенное так же, как Шерлок отбросил телефон, указывает на то, что и следующие несколько строк неслучайны.
Это больше не только Шолто, кто говорит следующее:

Шолто: Когда столькие желают тебе смерти, как-то невежливо спорить.

Шерлок прошел через это. С Мориарти, и Донован, и Андерсоном; со всеми, кого он когда-либо бесил. Не все, конечно, хотели его смерти, но все определенно не хотели его присутствия.
В «Рейхенбахе», независимо от того, как или почему он это сделал, Шерлок должен был спланировать собственную смерть. Ему нужно было сесть и одному (или, возможно, с Майкрофтом) распланировать, как он умрет. Шерлок всё же человек. Он неуверен в себе в лучшем случае. Он бы думал о том, почему это вообще происходит. Как на это будет реагировать Джон, миссис Хадсон, Лестрейд, Салли, Андерсон. Шерлок чрезвычайно умен, он смотрит на ситуации со всех точек зрения, он бы подумал о множестве причин и последствий.
Он не мог продолжать жить как раньше, пока фальсифицировал свою смерть, потому что кто-то еще хотел, чтобы он умер. Это была действительность, с которой ему пришлось столкнуться.
Шерлок может быть ядовитым, может вести себя как ребенок, но думаю, временами его вполне могли посещать мысли о том, что может быть, просто может быть, спрыгнуть с крыши без всяких голубых матрасов и театральных эффектов было бы не таким уж большим делом, потому что все равно очень многие его ненавидят. Он знает, что его ненавидят.
Думаю, если бы не было Джона, который верил в него и поддерживал, у него вполне могли бы быть те же мысли, что и у Шолто, и он бы в соответствии с ними и действовал. Но у них обоих было нечто общее, что сохранило их в живых.
Джон Уотсон.

Джон: Что бы ты там ни делал, Джеймс, прекрати сейчас же! Я высажу дверь!

Уже из-за этого одного я люблю Джона еще больше — вот оно, подтверждение речи Шерлока. Джон обращается к Шолто по имени, хотя никто так больше не делает. Люди видят в нем майора Шолто, человека, ответственного за многие смерти, сам он видит себя солдатом, но Джон видит в нем больше (видит в Шерлоке больше) и называет его по имени. Для Джона он не просто майор Шолто, он — Джеймс, человек. Для Джона Шерлок не псих, и он не просто хороший детектив для него, он — Шерлок, и Джон даже не представляет, насколько это важно.
Джон — это та переменная, которая делает «Шерлока» не захватывающим детективным сериалом, а историей о детективе.

Шолто: Мистер Холмс, думаю, мы с вами похожи.
Шерлок: Полагаю, да.
Шолто: Есть ведь подходящее время для смерти?
Шерлок: Конечно, да.
Шолто: И когда она приходит, мы должны ее принять. Как солдаты.


Погодь, погодь, погодь, что? Шерлок принимал решение «умереть» раньше, но это было опрометчиво, вынуждено и уж точно не в подходящее время. Ни для Шерлока, ни для Джона, ни для кого.
И вот что Шерлок отвечает: «Да, но не на свадьбе у Джона!».



Это эмоциональный всплеск, он говорит это, даже не задумываясь — для этого достаточно взглянуть на его лицо. Это не тот случай, когда он может быть неискренним. Это правда, и не только для Шолто.

Шерлок: Мы бы с ним так не поступили, верно? Мы бы так никогда не поступили с Джоном Уотсоном.

Нет, Шерлок бы не умер у Джона на свадьбе. Он бы не поступил так с Джоном, не здесь. Так когда же? Слова о том, что он не сделал бы этого на свадьбе, подразумевают, что он сделает это где-то в другом месте, где угодно, но не на свадьбе у Джона. Вот почему я думаю, что Шерлок готовится умереть, особенно после заключительных сцен серии.
Шерлок играет на скрипке, он приятен во всех отношениях, и к концу вечера он один. Он оглядывается. Все заняты, танцуют — не с ним, а с другими. Все счастливы.
Джон больше не одинок. Молли кого-то себе нашла. Подружка невесты тоже с кем-то танцует. Все счастливы. Работа Шерлока здесь закончена. Вот теперь время подходящее.
В «Рейхенбахе» все эти люди, когда он их оставлял, были грустными и одинокими. Теперь это уже не так. Теперь, когда они двинулись дальше, когда они счастливы и больше не нуждаются в Шерлоке рядом, он может уйти. Ели он умрет, то они будут горевать, но будут и намного сильнее, чем в первый раз, они смогут поддержать друг друга, у них будут куда более важные приоритеты, ну, скажем, ребенок?
Теперь Шерлок может уйти. И он уходит. Но что он делает первым делом, когда оказывается снаружи наедине с самим собой?





Он надевает свое чертово пальто. Опять надевает свою форму, как солдат, идущий в бой. Заворачивается в него. Раньше, чем Шерлок может узнать, кем он теперь стал, у него срывается возможность даже попробовать, потому что в городе новый преступник, и он должен быть «Шерлоком Холмсом, великим детективом», а не Шерлоком.

________________________________________
От меня.
Этот анализ я первый раз прочитала спустя пару недель после концовки третьего сезона и сначала была несколько обескуражена некоторыми выводами, пока не увидела, что написано это было до выхода последней серии.
Автор делает выводы всё время с оглядкой на «Рейхенбах». Она во многом права — в частности, интересно было бы полностью пересмотреть последнюю серию второго сезона с учетом того, что мы теперь знаем, и попытаться определить мысли и настроение Шерлока. Не думаю, что это будет сильно отличаться от того, что фэндом себе представлял эти два года. Но кое-что (с оглядкой на третью серию) кажется мне не вполне верным (именно «не вполне», «не целиком», а не просто «неверным»).
Основная аналогия с Шолто состоит, на мой взгляд, в том, что майора Шолто убивает его собственная форма (ну, почти убивает). Как потрясающе точно заметила автор, для Шерлока форма — это его образ «великого детектива». Из внешних атрибутов в него входит пальто, а теперь еще и дурацкая шляпа (собственно, как и с классическим образом Холмса: нам трудно его представить без пальто-крылатки, дирстокера, трубки и скрипки, причем желательно всего сразу вместе). К атрибутике относится также и эмоциональная холодность, равнодушие к романтическим или сексуальным отношениям, бесцеремонность, какие-то элементы социопатии, и т.д. Это всё атрибутика, «броня», внешний образ — «чтоб никто не догадался», какой Шерлок внутри. Нечего. Тем более что Шерлок сам не хочет знать, какой он внутри.
И эта броня, эта форма пристала к нему так крепко, так туго его обхватила, что он не почувствовал, как его проткнуло длинное тонкое лезвие. Он отправился «в бой» (на свадьбу), сняв свою привычную форму (сняв во всех смыслах: у него другой костюм, и ведет он себя совершенно нетипично), и только сняв, понял, что истекает кровью (метафорически, разумеется).
Автор совершенно точно подмечает, что слова о подходящем времени для смерти относятся вовсе не к прошлому, не к прыжку с крыши. Эти слова Шолто явно падают на подготовленную почву: Шерлок отвечает, не задумываясь ни на секунду, импульсивно. «Слова о том, что он не сделал бы этого на свадьбе, подразумевают, что он сделает это где-то в другом месте» — абсолютно точно. Только вот речь не идет о готовности к чему-то конкретному (в третьей серии не случается ничего, что Шерлок планировал). Речь скорее о готовности умереть в принципе.
Что, собственно, и подтверждается в HLV, когда Мориарти у Шерлока в Чертогах говорит о боли и потере, и о том, как хорошо быть мертвым (то есть, по сути, это Шерлок сам себе говорит). С чего бы это стало хорошо быть мертвым человеку, у которого всё в жизни нормально? А вот человек, которому хронически больно, наверняка задумывался об этом не раз. Может, специально делать ничего и не будет, но если это сделают за него… ну, наконец станет тихо и спокойно.

Вообще, я, помнится, писала о том, что весь второй сезон построен по принципу зеркал для Шерлока, в которых он видит отражения себя. В третьем сезоне тоже есть такие зеркала. Одно очевидно — это как раз Шолто. А второе — это Билли Уиггинс.
Джон видит Шерлока майором Шолто — героем, покрытым шрамами и достойным восхищения, но никем непонятым и отвергнутым. Шерлок видит сам себя Билли Уиггинсом — наркоманом с задатками.
Помню, как народ потешался над тем, что сериал следовало бы переименовать из «Шерлока» в «Билли» — они были не так уж далеки от истины. В Билли Шерлок видит себя, такого, каким бы он мог стать, если бы не слез с наркоты. И вообще-то Шерлока зовут Уильям (то есть Билли). Так что определенно есть над чем задуматься. Например, над шерлоковой самооценкой. :) Он ведь все еще видит себя таким: не зря же говорит, что дедукция для него замена наркотикам.

Куда-то меня уже в другую степь понесло... :hmm:

@темы: Sherlock Holmes, Мои переводы

URL
Комментарии
2014-09-22 в 08:47 

Филифьонка в ожидании
бульканье с кацудна
Спасибо! :white: Очень интересно, хотя кое-что мне показалось натянутым.

2014-09-22 в 09:12 

Tenar
Филифьонка в ожидании, а что именно?
Я тоже не со всем согласна. Но два основных пункта кажутся мне очень верными - насчет пальто как формы, "брони" Шерлока (и вообще шире: весь стиль поведения Шерлока - это его броня) и насчет готовности умереть. Последнее мне пришло в голову после третьей серии, но оказывается, и раньше можно было сделать такой вывод. :)
Остальное у автора написано в основном с оглядкой на Рейхенбах. Кроме того, она все еще пребывает в убеждении, что Шерлок, отправляясь в двухгодичное отсутствие, понимал, какую боль причиняет окружающим, особенно Джону. Ни фига он не понимал. :) Потому и возвращение было таким идиотским.

URL
2014-09-22 в 10:54 

thewhiteowl
родные пернаты
ответ Шерлока о смерти «Да, но не на свадьбе у Джона!» еще и интересно перекликается с образом стреляющей в него Мэри-невесты.

2014-09-22 в 14:30 

Tenar
thewhiteowl, ну, в принципе да. :)
Во второй серии вообще все упоминаемые дела служат своеобразным пропуском во внутренний мир Шерлока или Джона (в основном Шерлока: третий сезон посвящен анализу его внутреннего мира).

URL
2014-09-25 в 12:54 

Филифьонка в ожидании
бульканье с кацудна
Tenar, а мне как раз насчет "Шерлок готовится умереть" показалось чересчур.

2014-09-25 в 18:26 

Tenar
Филифьонка в ожидании, мне не показалось. Я вот так думала и до того, как это прочитала - по другим признакам.
Но спорить лень.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Pensieve

главная